• Российская францисканская община рада приветствовать вас!

    На нашем портале вы сможете познакомиться со святым Франциском Ассизским и основанным им в 1209 году монашеским орденом, с францисканской духовностью, с историей и деятельностью францисканцев в России.

Стигматы святого Франциска

Франциск совершил много добрых дел и чудес. Некоторые истории из его жизни собраны в книге «Цветочки святого Франциска», и мы не будем пересказывать их. Обратимся к последним годам жизни святого, когда его телесные страдания казались непереносимыми, а дух воспарил на столь невиданные высоты, что стал подобным Господу Распятому. Припомним самое чудесное событие в жизни Святого — его стигматы.

Страдание давно сопутствовало Франциску. Епитимьи, невзгоды, нищенство, усталость от проповеднической деятельности, ночевки на голой земле и отвратительное питание — все это отразилось на его здоровье, которое и без того не было богатырским. Его зрение ухудшалось с каждым днем. Глаза — нежные черные глаза, которые говорили о Боге — окаймились кровью из-за неизлечимой восточной болезни. Братья и кардиналы убедили его прибегнуть к лечению: они напомнили ему о долге по отношению к телу, братцу ослу, как он его называл, и Франциск покорно подверг себя лечению железом и огнем, причиняющему во сто крат более острую боль, нежели сам недуг. И все-таки он не жаловался. Больше того, в последние годы, когда от него оставались кожа да кости, на руках и ногах горели стигматы, прогрессировали болезни печени, селезенки, желудка, от которых целыми днями его рвало кровью, — он называл болезни своими сестрами. Один простодушный брат сказал ему: «Отец, умолите Господа, чтобы Он избавил вас от этих невыносимых болей и скорбей». Но святой Франциск с презрением отверг этот совет (если презрение вообще могло поселиться в таком сердце) и закричал: «Если бы я не знал, что ты человек простоты доброй и чистой, я бы тебя возненавидел и не захотел бы видеть тебя никогда больше, ибо ты осмелился осудить Бога, когда говорил, что Он посылает мне скорби, превосходящие мои силы».

Несмотря на крайнюю слабость, он вскочил с постели, упал ниц, поцеловал землю и воскликнул: «Благодарю Тебя, Господь и Бог мой, за все мои скорби, и дай мне их еще десяток, если ты этого пожелаешь, ибо я этого весьма желаю, потому что творить волю Твою — мое нескончаемое утешение».

Святому Франциску были знакомы и те духовные брани, которые зовутся искушениями. Его душа радовалась радостью чистых сердцем и от любой скорби отражалась восторгом, как солнечный луч от зеркала. И эту душу два кошмарных года одолевала неотступная мысль: он боялся, что далек от Бога. Эта мысль так мучила Франциска, что нарушила его обычный душевный покой. Чтобы от нее освободиться, он молился, плакал, хлестал себя бичом, постился, скрывался от друзей. Более всего он сокрушался, что не может выглядеть радостным, хотя очень этого хотел.

И вот, наконец, пришло утешение от Господа. Он молился в маленькой церкви Пресвятой Богородицы Ангельской и услышал голос:
— Если будешь иметь веру с горчичное зерно и скажешь этой горе: «Перейди отсюда туда», — будет по слову твоему.
— Что это за гора? — подумал святой Франциск.
Голос продолжал:
— Эта гора — твое искушение.
Словно тот, кто полагает, что болен, но по слову авторитетного врача вскакивает с постели, святой взбодрился и воскликнул:
— Значит, Господи, да будет так, как Ты сказал.

Так он избавился от кошмара и понял, что причина всех наших бед — недостаток веры.

Святой Франциск особенно почитал св. Михаила Архангела, в честь которого соблюдал особый пост, сопровождаемый молитвой, с пятнадцатого августа до двадцать девятого сентября, на которое и приходится праздник св. Михаила Архангела. К 1224 году Франциск достигло духовного уровня, что величайшая скорбь для него отождествлялась с совершенной радостью. Думая лишь о подготовке к смерти, Франциск решил провести праздник Успения и пост св. Михаила на дикой горе Верпе. Избрав себе трех спутников — брата Массео, брата Анджело и брата Леоне — Франциск отправился в неблизкий путь. Прибыв на гору, Франциск много времени проводил в одиночестве, горячо молясь Богу в хижине, которую построили для него братья.

По прошествии праздника Успения святой Франциск стал искать еще более уединенное и укрытое место, чтобы там провести пост св. Михаила. Он выбрал место на самой горе, столь отдаленное, что голоса братьев не долетали туда. Добраться до того места можно было только через устрашающе глубокую расселину. Прощаясь с братьями, он просил только раз в день приносить ему воды и хлеба, не приближаясь к нему, если он не разрешит этого. Благословив братьев, он остался один.

Но одиночество его не было исполнено сладости. Сначала присутствие Бога не ощущалось, а вот нечистый часто наведывался со своими страшными призраками и странными опасными выходками. Но сила молитвы святого Франциска была сильнее.

Шли дни… Ослабевшее от поста тело и душа, уставшая от раздумий и плача, требовали хотя бы небольшого отдыха, и святой Франциск стал молитвенно размышлять о рае, бесконечной славе и ликовании блаженных. Он умолял Бога показать ему хотя бы краешек этого блаженства. И тогда в солнечном ореоле ему явился Ангел. В левой руке он держал скрипку, в правой — смычок. Святой Франциск в изумлении смотрел на него, и Ангел один раз провел смычком по струнам, один единственный раз. Это была одна нота, но настолько божественная, что Франциск на время утратил способность что-либо ощущать в этом мире. Если бы Ангел сделал еще одно движение смычком, душа святого отделилась бы от тела из-за невыносимой сладости, ведь мы, люди, так устроены, что, невероятно стойко перенося любую боль, от удовольствия сразу же размягчаемся и ломаемся.

Было раннее утро четырнадцатого сентября, праздника Воздвижения Креста Господня. Франциск молился с каким-то новым пылом, как в молодости, когда он ожидал чего-то очень важного. Он всегда бесконечно любил крест Господень, начертал его на своей накидке, когда отказался от отца и мира, запечатлел его в сердце и распял себя покаянием. Но всего этого ему было недостаточно. Святой Франциск просил о том, чтобы любить и страдать, как Господь, а поскольку он не представлял себе любви без действия и страдания, после того, как он пошел за Христом, после того, как он воссоздал в своих ощущениях Рождество, ему оставалось воссоздать в ощущениях Распятие. И столь горячо он желал этого, и столь пылал этой мыслью, что Господь разделил с ним, как с другом, всю Свою любовь и всю Свою скорбь: Он распял его, как Сам был распят. Из глубины ослепительно сияющих небес к Франциску спустился Серафим о шести огненных крыльях. Два крыла соединялись на голове и простирались вниз, два другие покрывали все тело, и еще два были раскрыты в полете. И в этой божественной птице молнией блистал Иисус. Святой созерцал необыкновенное явление, и в его сердце поднималось как счастье от лицезрения Господа, так и скорбь от того, что он видел Его распятым. Тем временем чудесный жар наполнял его душу и проникал в тело, отзываясь острой пульсирующей болью в ногах, руках, ребрах, и голос говорил ему: «Знаешь ли ты, что Я с тобой сделал? Я даровал тебе стигматы, зримые знаки Моих страстей, дабы ты был Моим хоругвеносцем».

Крылатый Серафим исчез, ушла боль. Прошло немало времени, прежде чем святой Франциск пришел в себя и почувствовал, что его руки мокры, а из-под ребер с левой стороны груди стекает горячая струйка. Он посмотрел: это была кровь. Он попытался встать — но не удержался на ногах. Он сидел на земле, и деревья приветливо простирали над ним густую зеленую крону. Он посмотрел на руки, на ноги и увидел, что они пронзены гвоздями, черными, будто из железа, с большими круглыми шляпками, вколоченными в ладони и ступни. Он распахнул рясу и оглядел левую сторону груди, где боль проникала в самое сердце, и нашел там рану, словно от удара копьем, открытую, красную и кровоточащую. Это и были стигматы, о которых говорил Серафим. Значит, его мольбы были услышаны! Любовь превратила его в Любимого, потому что человек становится тем, кого любит.

Мы закончим здесь свой рассказ о святом Франциске. Конечно, мы не описали и малой толики его жизни. Но своим повествованием мы хотели только познакомить терпеливого читателя с тем маленьким слабым человеком, которому суждено было заложить столь сильный и большой монашеский Орден. С тем, кто в своей любви уподобился нашему Господу в его страданиях. С тем, кто, подобно маленькому серому жаворонку, прославлял своего Творца во всем, что только видел вокруг. С тем, кто пропел одну из самых красивых песен, посвященных Богу и его творениям. С тем, чья песня звучит до сих пор, возносясь к небу, подхваченная голосами братьев и сестер маленького человека — Бедняка Господня, Франциска Ассизского.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *