• Российская францисканская община рада приветствовать вас!

    На нашем портале вы сможете познакомиться со святым Франциском Ассизским и основанным им в 1209 году монашеским орденом, с францисканской духовностью, с историей и деятельностью францисканцев в России.

Святой Франциск и Дева Мария

Возвышенный, недосягаемый идеал жизни Девы Марии старались воплотить в своей жизни многие христиане, среди которых немало святых. Этим идеалом был поражен и очарован святой Франциск, Ассизский Беднячок. Он сумел воплотить его в своей жизни возможным лишь для него одного способом. Его несказанная, глубочайшая любовь к Матери Бога и людей, его посвящение себя Христу и ближним по Ее примеру, возможно, позволит нам немного приоткрыть необыкновенные тайны жизни Ассизского святого. 

Франциск прежде всего желал подражать Иисусу, чтобы таким образом как можно более уподобиться Ему. Христос был единственным, настоящим, совершенным и высочайшим идеалом Франциска. Ибо Он, будучи Богом, во всем равен Отцу, как и Бог Отец, Он — «истинное благо и высочайшее благо».

Истинным и высочайшим благом для людей Иисус становится в тайне воплощения и искупления. И во всем том, что Он совершил и чему учил на протяжении всей Своей жизни, Своих деяний и Своей смерти на кресте. Христос искупил нас не только Своей крестной смертью, но и тем, что «оставил нам пример для того, чтобы мы шли по Его следам». «Такова была воля Отца, чтобы Его преславный и благословенный Сын, Которого Он нам дал и Который родился для нас, принес Себя Самого, собственною кровью, на алтаре Креста, не за Себя, но во искупление наших грехов, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его» (Послание ко всем верным (2) 11-13). Для Франциска «идти по следам Христа» значило подражать Ему, воссоздать в своей жизни Его жизнь, уподобиться Ему. Путь спасения Христос указал людям уже в том, что, будучи Господом славы, уничижил Самого Себя, стал человеком, стал слугой не только для Бога Отца, но и для людей. Он служил всем людям, а более всего — беднейшим из них, оставленным и презираемым.

Среди добродетелей Христа, в которых св. Франциск видел наибольшую спасительную ценность, были бедность и послушание. Иисус, будучи «богат превыше всех, вместе с Пресвятой Девой, Своей Матерью, пожелал в нашем мире избрать бедность» (Послание ко всем верным (2) 5). Поэтому Франциск почитал бедность за «богатство» (1 Чел 28), за совершеннейшее средство спасения и уподобления Христу. «Ибо Господь ради нас Сам стал нищим в мире сем», чтобы людей сделать «наследниками и царями Царства Небесного» (Устав, утвержденный буллой 6, 3-4). Сам Христос, согласно Франциску, наделял невероятным спасительным значением послушание. «Ибо Господь наш Иисус Христос жизнь Свою отдал, чтобы не нарушить послушания Всесвятому Отцу» (Послание всему Ордену 46).

Ассизский Беднячок очень хорошо понимал, что, подражая таким образом Христу, жившему в бедности и послушании, он достигнет совершенного спасения и обретет величайшее благо, которым является Бог, воплотит в себе идеал, к которому он так стремится. Ближе всех для него, после Христа, была Дева Мария. Францисканские источники отмечают, что Франциск «питал к Марии невыразимую любовь, преклонялся перед Ней». И главным образом потому, что Ее особенно возлюбил и выбрал Бог, что Ее Он сделал Матерью Своего Сына, что в Ней и через Нее — как Мать — соделал величайшие блага для людей. Наиболее полно и красноречиво определил он тайну воплощения и материнства Марии, говоря, что в Ней «Господь славы стал нашим Братом» (2 Чел 198). А Она стала «полной благодати и всякого блага», «Матерью совершенной доброты».

О том, чем была для Франциск тайна воплощения и Богоматеринство Марии, ярче всего свидетельствует горячая любовь и благоговение, которые вызывал у него праздник Рождества Господня. Об этом свидетельствуют и ясли, которые он устроил в Греччо и которые быстро распространились по всему миру. «Превыше всех других торжеств, с невыразимым усердием праздновал он Рождество Младенца Иисуса и называл праздником праздников тот день, когда Бог, сделавшись малым ребенком, сосал человеческую грудь» (2 Чел 199).

Свое благоговейное отношение к Матери Бога Франциск выразил полнее всего — хотя и слишком кратко и лаконично — в своей молитве:
«Радуйся, Владычица, святая Царица, святая Матерь Божья Мария, Дева, претворенная в Церковь, избранная Всесвятым Отцом Небесным. Тебя Он освятил со пресвятым возлюбленным Сыном Своим и Святым Духом Утешителем, в Тебе была и есть вся полнота благодати и все благо.

Радуйся, Дворец Его; радуйся, Скиния Его; радуйся, Дом Его. Радуйся, Одеяние Его; радуйся, Раба Его; радуйся, Матерь Его. И все вы, святые добродетели, изливаемые благодатью и светом Святого Духа в сердца верных, чтобы из неверных делать верных Богу».

Первое предложение начинается словами «Радуйся» и содержит четыре эпитета: Владычица, Царица, Матерь Божья, Дева, сопровождаемые словом: святая. Беднячок обращается с величайшим уважением и почтением к Марии, Владычице и Царице: это не просто женщина, а святая Божья Матерь, откуда следует Ее несравненное достоинство. Она Матерь, и в то же время Дева, претворенная в Церковь. Франциск видит в Деве Марии предвосхищение, образ, икону Церкви; Церковь призвана к тому, чтобы стать тем, чем Мария является уже сейчас.

Слово Церковь имеет два значения: община верных и здание, в котором эта община собирается. У Франциска оба эти значения накладываются друг на друга. То, что присуще Марии, обязательно присуще и Церкви, и наоборот. Мария — воплощение того, чем в полноте будет Церковь в конце времен.

После этого размышления о величии Девы Марии, которое основывается на Ее отношении с Богом Единым в Троице, святой Франциск переходит на поэтический язык, чтобы выразить свою любовь, почитание и поклонение. Шесть раз, каждый раз начиная со слов «Радуйся», он приветствует Деву Марию, используя разные эпитеты. Вначале он именует Марию «дворцом». Цари и императоры в знак своего богатства и власти, выражения своего достоинства, строили себе великолепные дворцы. Во дворце Соломона, одном из чудес света, все было выложено золотом (3 Цар 10, 21). Подобное было и во дворце Нерона. Однако не дом придает величие господину, а господин — дому. И именно о Марии, Царской Дочери, предназначенной для дома Царя царей, говорится в псалме: «Вся слава дщери Царя внутри; одежда ее шита золотом» (Пс 45(44), 14). Далее Франциск называет Марию «скинией» — священным шатром в пустыне, хранящем в себе Ковчег Завета. Бог соделал Ее дарохранительницей Святого Духа. В глазах Франциска Мария для Иисуса также становится «домом» — простым семейным очагом. Она также «одеяние», ибо не только хранит и защищает, как дом, но и одевает Бога своей человеческой природой, чтобы укрывать и украшать Его.

Эти образы можно найти и в Ветхом Завете. Первым «домом» — образом Девы Марии в Ветхом Завете — был камень — алтарь, названный Вефиль.

Об этом камне Иаков, после видения во сне лестницы от земли до неба, сказал: «Это не иное что, как дом Божий» (Быт 28, 17). Далее — Ковчег Завета, названный домом Божьим храм Соломона со Святая святых, где хранился Ковчег. Этот храм был прежде всего образом Тела Иисуса, о чем Он Сам сказал иудеям (Ин 2, 19-21). О Марии также можно говорить как о храме Бога. Слова из Книги Притчей: «Премудрость построила себе дом, вытесала семь столбов его» (Притч 9, 1) Отцы Церкви относят как к Телу, которое Спаситель принял от Девы, так и к самой Марии, в наивысшей степени одаренной дарами Святого Духа.

Христианский храм — это дом Божий и одновременно — дом Божьей семьи, народа Божьего, всегда открытый и доступный для каждого. Так и в Марии — доме Божьем, вмещается сокровищница с дарами более драгоценными, чем золото всего мира. Каждый, кто только пожелает, может приблизиться к этой сокровищнице и черпать из нее столько, сколько ему необходимо.

Каждый из нас — тоже дом Божий, «дом духовный» (1 Петр 2, 5), «храм Духа Святого» (1 Кор 6, 19). Какую обитель мы приготовим для Господа (ср. Ин 14, 23)? «Ступай, Франциск, отстрой дом Мой, — ты видишь, он почти разрушен», Мой дом, которым являешься ты сам! Это задание, обращенное к Франциску, мы должны относить также к себе.

Знание о заступничестве Девы Марии и веру в него Беднячок выразил в другой молитве. Огромную силу заступничества Девы Марии он основывал не только на Ее необыкновенном совершенстве и святости, но прежде всего на Ее тесном единении с Лицами Святой Троицы. «О Святая Дева Мария, не рождалась в мир подобная Тебе между женами, Дочь и Раба высочайшего и величайшего Царя — Отца Небесного, Матерь Святейшего Господа нашего Иисуса Христа, обрученная Духу Святому. Молись о нас со святым Михаилом Архангелом и всеми небесными силами, и всеми святыми пред Твоим Святейшим и Высочайшим Сыном, Господом и Учителем. Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу и ныне, и присно, и во веки веков» (Антифон).

Если «Блаженной назовут Ее все роды» (Лк 1, 48), значит, во всем мире нет жены, подобной Ей, которая бы Ее превосходила или могла с Ней сравниться. Среди рожденных от жены не было большего, чем Иоанн Креститель (ср. Мф 11, 11), но ни одна женщина не обладает достоинством, присущем исключительно Деве Марии. Это вызвало возглас преклонения у Франциска, что он сразу же объясняет, представив Деву в Тайне Пресвятой Троицы. Мария — Дочь и Раба величайшего Царя, Отца Небесного. Дочь не забывает о том, что Она — смиренная Раба, над Которой склонился Бог. Ее узы со Святейшим Господом Иисусом определяются одним словом с единственным в своем роде значением: Мать. Ни одно творение в мире не пребывает в родительских отношениях с Богом; лишь одна-единственная женщина, Мария, была призвана и воистину является Матерью Бога. Только Ее связывают с Богом узы родительства. «Обрученная Духу Святому» означает для Франциска присутствие в Марии Духа, Который нисходит на Нее и Ее осеняет (Лк 1, 35), создавая в Ней тесные узы связи и любви с Отцом и Сыном. Дух Святой пребывает в Ней, но не присваивает Ее ревниво Себе; напротив, открывает перед Ней бесконечность общения в Пресвятой Троице. На этом основывается Ее неповторимое достоинство. Достоинство, которое, согласно Франциску, распространяется также на людей, предающих себя, подобно Деве Марии, Отцу и Духу.

Свободное созерцание завершается просьбой о заступничестве. У истоков тайны, из которой Она рождена, Дева Мария не забывает о нас, несчастных, и о наших неисчислимых проблемах. Она первая из всех заступников предстает перед Своим Святейшим возлюбленным Сыном, Господом и Учителем — Своим, но прежде всего нашим, — для того, чтобы умолять и ходатайствовать о нас. Здесь видна простота и доверчивая набожность Франциска, а также его знание об общении святых. Мария никогда не приходит одна. Соединенная со Своим Сыном, Отцом и Духом, Она при этом остается в стороне огромной толпы свидетелей. «И мы также молим смиренно блаженную Богородицу, Деву Марию, святого Михаила, Гавриила и Рафаила, и все сонмы блаженных духов, серафимов, херувимов, престолы, силы, власти и господства, ангелов и архангелов, святого Иоанна Крестителя, Иоанна Богослова, Петра и Павла, и всех блаженных патриархов и пророков, апостолов, евангелистов и учеников, исповедников и мучеников, девственниц, святого Илию и Еноха, и всех святых, сколько их было, есть и будет, чтобы, если ради любви Твоей Тебе это угодно, они вознесли бы за все благодарность Тебе, Господу величайшему, истинному, живому и вечному, вместе с Сыном Твоим благословенным, Господом нашим Иисусом Христом и Святым Духом Утешителем, во веки веков. Аминь. Аллилуйя».

Франциск, призывая длинную вереницу всех святых, усиленно молит о том, «чтобы ради любви Твоей… вознесли благодарность» Отцу, и Сыну, и Духу Утешителю. Эта редкая просьба — утверждение неспособности человека прославить Бога так, как Он того заслуживает, которая побуждает его искать помощи у тех, кто обрели уже истинную жизнь и познание.

Размышление о тайне Девы Марии в замысле Божьем позволило нам лучше увидеть, как Она располагается на двух полюсах: с одной стороны в самом средоточии Троицы, а с другой — Она присутствует среди людей. Это с Ней, Матерью Иисуса (Деян 1, 14), мы призваны бодрствовать в молитве, которая прежде всего — благословение, прославление и благодарение.

Франциск всегда питал к Деве Марии сыновние чувства; он видел в Ней прежде всего Матерь Иисуса, а потом — людей; в Ней — сразу же после Христа — он полагал все свое упование; он пел в Ее честь особые гимны хвалы; он выбрал Ее Покровительницей Ордена; в начале и конце каждого Псалма Оффиция Страстям Господним он произносил составленный им самим антифон в Ее честь. Беднячок своей горячей любовью к Божьей Матери напоминает нам, что мы должны всегда соединять нашу любовь к Деве Марии с любовью к Иисусу. Франциск хотел быть бедным, как Иисус и Мария. Хотел быть бедным по причине горячей и благоговейной любви, питаемой им к Матери Божьей, Которая была бедна. В Уставе он написал, что «Христос был нищим и странником, и жил подаянием, Он Сам и Святая Дева» (Устав, не утвержденный буллой 9, 6). «Он (Слово — Христос), будучи богат сверх всякой меры, пожелал, вместе с Пресвятой Девой, Матерью Своей, в мире сем избрать нищету» (Послание ко всем верным (2) 5). «В каждом нищем он видел Сына нищей Марии и относился к нему с такой любовью, какой Мария окружала Своего Сына» (2 Чел 83). Франциск хотел умереть и умер в обители Матери Божией Ангельской.

Тадеуш Словиньский OFM

Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.