• Российская францисканская община рада приветствовать вас!

    На нашем портале вы сможете познакомиться со святым Франциском Ассизским и основанным им в 1209 году монашеским орденом, с францисканской духовностью, с историей и деятельностью францисканцев в России.

16 ноября — св. Джузеппе Москати

Рубеж XIX и XX веков нередко представляется периодом отрицания Бога в научной среде. Но именно в это время появляется целая плеяда врачей, которые не только сохранили свою веру, но и явили героические добродетели. Они занимались наукой и преподавали, работали в больницах и принимали страждущих у себя дома. Их судьбы и взгляды очень похожи.

Джузеппе Москати родился 25 июля 1880 года в Беневенто. Его отец, Франческо, был председателем местного суда. Семья жила в достатке и спокойствии, карьера Франческо постоянно шла в гору, пока, наконец, его не перевели в Неаполь, где Москати смогли поселиться в одном из наиболее фешенебельных районов.

Джузеппе был седьмым ребенком. Всего в семье было девять детей. Москати были частью большого итальянского семейства, происходившего из местечка Серино. На каникулах дети съезжались в это родовое гнездо, воспоминания об этом Джузеппе, или Пеппе, как его называли в семье и как он всегда подписывался в переписке с друзьями, сохранил на всю жизнь. Как и совместные походы к мессе в монастырь кларисс. В глазах ребенка это было настоящее паломничество, потому что нужно было выйти за пределы городка и около получаса идти среди полей по просёлочной дороге.

Семья Москати всегда была связана с францисканцами. Представители этого довольно многочисленного итальянского клана часто отдавали своих сыновей на воспитание во францисканские монастыри, а дочерей – к сестрам-клариссам. Не удивительно, что молодые люди потом становились братьями меньшими, а девушки – бедными дамами. На семейном древе Москати можно найти немало настоятелей и настоятельниц. Впрочем, в семье было не принято делать церковную карьеру. Отношение к вере было очень искреннее, даже можно сказать, носило черты народной наивности. Эта удивительная семейная атмосфера сформировала Джузеппе как весьма цельную личность. Его биографы отмечают, что даже в период подросткового кризиса он не переставал посещать церковь и не менял своих убеждений.

В Неаполе Москати были в гуще католической жизни. Франческо был очень религиозен и всегда стремился много времени уделять молитве и заниматься благотворительностью. К сожалению, не осталось никаких свидетельств о его принадлежности к какой-либо общине. Духовниками семьи были францисканцы, но Франческо немало общался и с иезуитами, и с доминиканцами, поддерживая их просветительские и каритативные проекты.

В доме Москати бывали Бартоломео Лонго и его жена графиня Марианна ди Фуско. В те годы они строили церковь в Помпеях и Москати с удовольствием внесли свои пожертвования на возведение храма.

Частым гостем в доме Москати была и Екатерина Вольпичелли. Она была францисканской терциаркой, а потом стала основательницей конгрегации Служительниц Святого Сердца, посвятившей себя апостольству молитвы. В церкви, которую получили сестры этой новой общины, Пеппе и приступил к Первому Причастию.

Когда Джузеппе исполнилось двенадцать лет, его старший брат Альберто вернулся домой из армии. Он мечтал о военной карьере, но во время учений неудачно упал с лошади и получил серьезную травму головы. Его преследовали эпилептические припадки и судороги. Джузеппе самоотверженно ухаживал за ним и тогда принял решение посвятить свою жизнь медицине. В 17 лет, по окончании школы, он поступает на медицинский факультет Неаполитанского университета. Его мучают сомнения: стать врачом или священником. Или же объединить эти два служения. Но в конечном итоге он отдает предпочтение медицине. Это был нелегкий выбор, который не сразу нашел поддержку в семье. Родители с пониманием отнеслись к решению сына не идти по стопам отца и не обучаться юриспруденции. Странным казался выбор учебного заведения. Неаполитанский университет был в то время рассадником атеизма и антиклерикализма. В нем действовало множество тайных обществ, весьма враждебно относившихся к верующим. Но молодого Москати это не пугало. Образование университет давал хорошее и уезжать из Неаполя было не нужно. А значит и не нужно было покидать брата Альберто, которому он стремился помочь все эти годы.

В год поступления его отец, Франческо Москати, умирает от кровоизлияния в мозг и это печальное событие также укрепляет Джузеппе в осознании правильности сделанного выбора.

Годы учебы сформировали Москати не только как выдающегося специалиста и ученого, но и как образованнейшего человека своего времени. Он много путешествовал. Круг его интересов был весьма обширен: живопись, архитектура, иностранные языки (он владел английским, немецким и французским), нарождающаяся психология и педагогика. В это время у него складываются дружеские отношения с иезуитами. Он переписывается, а в последствии и встречается с представителями Общества Иисуса, консультируясь у них по вопросам преподавания медицины и формирования врача, как человека, способного не только исцелить тело, но и помочь душе пациента.

В это время молодой Москати встречает своего первого духовника, который будет сопровождать его в течение 22 лет. О. Эжидио Роккетти будет с Джузеппе в непростые годы его студенчества и становления на службе. Его советы будут укреплять и поддерживать молодого врача.

О. Роккетти был францисканцем. Это был сознательный выбор Москати, который с детства тяготел к францисканской харизме. Во многом здесь сказалось влияние семьи.

Доподлинно неизвестно, был ли доктор Москати францисканским терциарием. Он не принадлежал ни к одной общине, но в те времена это и не являлось обязательным для терциариев. Не носил он и францисканского пояса под одеждой, как это делали многие терциарии того времени. Его второй духовник о. Пио Брицци, также францисканец, писал, что не может дать точного ответа, был ли доктор терциарием. О. Пио подчеркивал, что Москати восхищался францисканцами, несомненно жил в духе св. Франциска, но при этом всегда подчеркивал, что боится обетов, которые может нарушить. Впрочем, за этим высказыванием могла скрываться давняя мечта доктора стать священником. Скорее всего, Джузеппе принес частные обеты, о которых знал только его первый духовник. В житии святого мы находим упоминание об обете целомудрия, который он принес, уже будучи молодым врачом.

О. Эжидио Роккетти умер на руках Москати. В течение нескольких лет он был лечащим врачом своего духовного наставника, у которого было больное сердце. И он же оплатил похороны священника. Отпевал о. Роккетти о. Пио Брицци. Так состоялось их знакомство, а потом о. Пио несколько раз по просьбе доктора приезжал к его пациентам, чтобы исповедовать и причастить перед операцией или подготовить их к встрече со смертью. Несколько раз Москати и сам просил францисканца, приехавшего к нему в больницу, об исповеди. Постепенно между ними сложились доверительные отношения и Джузеппе сам попросил священника о духовном руководстве. О. Пио был духовником доктора до самой его смерти.

К сожалению, о духовной жизни Москати мало что известно. Он редко что-то записывал, практически не вел дневников и редко писал письма. Известно только, что он часто исповедовался и каждый день ходил к мессе. Своим ученикам и коллегам, изумлявшимся его трудоспособности, Джузеппе всегда говорил: «у того, кто каждый день причащается, всегда неутомимое и полное радости сердце».

В 1903 году Джузеппе Москати получил степень доктора и принял участие в конкурсе на замещение должности в Больнице для неизлечимо больных. Эта больница была основана еще в начале XVII века испанской дворянкой Марией Лоренца Лонга, которая была исцелена от тяжелой болезни по заступничеству Пресвятой Девы. Сначала больница была своего рода хосписом, но постепенно «неизлечимо больные» остались только в названии. Госпиталь стал одним из наиболее современных и хорошо оборудованных медицинских учреждений Италии. Здесь не только было несколько отделений, но и шло обучение молодых врачей. Тогда это называлось «британской системой подготовки». Молодые врачи после теоретических занятий в университете постигали искусство врачевания под началом опытного коллеги.

Больница в начале XX века была уникальным учреждением. В комплекс входило несколько зданий. В том числе две церкви и женский монастырь, насельницы которого ухаживали за пациентами. Здесь были учебные аудитории и свой анатомический театр, где студентов хирургического колледжа, созданного в конце XVIII века, учили оперировать на трупах. Была собственная библиотека и выпускался свой научный журнал. Важной отличительной чертой этой больницы было то, что здесь оказывали бесплатную медицинскую помощь. Пациентов привозили со всего Неаполя и их не просто раскладывали по палатам, но пытались вылечить и вернуть к жизни.

В 1906 году началось извержение Везувия. Под угрозой оказался дом престарелых в Торре-дель-Греччо, городке у подножия вулкана. Этот госпиталь был отделением неаполитанской больницы. Москати направился туда и возглавил эвакуацию. Благодаря его самоотверженности и организаторским способностям удалось вывести всех людей до обрушения здания.

В 1908 году Москати снова сдает экзамены. На этот раз он становится доцентом в Институте физиологии инфекционной больницы Доменико Котуньо. Под началом этого выдающегося ученого Джузеппе пишет ряд исследовательских работ, посвященных различным инфекционным заболеваниям. А в 1911 году ему предоставляется возможность проверить свои знания на практике. В Неаполе начинается эпидемия холеры. Тридцатилетний доктор подготовил доклад для Инспекции народного здравоохранения, в котором предложил целый ряд мероприятий по преодоления эпидемии и восстановлению города после нее. Ему было поручено возглавить борьбу с болезнью, с чем он блестяще справился.

Москати не перестает учиться и проводить научные исследования. Он снова выигрывает конкурс и начинает активную преподавательскую деятельность. Талантливый врач и ученый, он начинает активно участвовать в международных конгрессах и использовать новинки медицины для лечения больных. Так одним из первых в Италии Москати начинает использовать инсулин для лечения сахарного диабета.

Рабочий день этого врача казался бесконечным: больница, работа со студентами, лекции в университете, научные исследования в лаборатории, частные пациента и, наконец, вечерние бесплатные приемы, на которые приходили бедняки со всего Неаполя и окрестностей. Москати был выдающимся диагностом. Был у него и свой секрет: он лечил не только тело, но и душу человека. Осматривая пациента, доктор мог задать вопрос, давно ли тот приступал к таинству исповеди и часто ли ходит к мессе. Прописывая лекарства, мог настоятельно рекомендовать посещение храма.

Обучая своих студентов, Москати всегда отмечал: «соприкасаясь с пациентами, вы должны обращаться не только к их телам, но и к душам, касаться их умов и сердец, исцелять, а не отправлять их с холодными рецептами к фармацевту».

В отличии от своих современников профессор Москати не видел противоречия между верой и наукой. В письме другу он как-то заметил: «Наука постоянно изменяется, новое основывается на критике старого. И только одна наука неизменна – наука о вечной жизни».

Джузеппе Москати снискал огромную любовь среди неаполитанцев. Его ценили и уважали не только бедняки, приходившие к нему за помощью, но и коллеги, и студенты, представители самых разных слоев общества. Он никогда не пытался превратить медицину в средство обогащения. Хотя с его способностями выдающегося диагноста легко мог это сделать. Для него медицина стала служением, реализацией его призвания как ответа Бога. Он жил очень скромно, почти в нищете, никогда не брал за консультацию и лечение больших денег. Известны случаи, когда он посылал назад деньги богатым дамам, сочтя, что они заплатили ему слишком много. В то же время бедняков он принимал бесплатно. Они оставляли в коробке у входа в его кабинет столько, сколько могли. Бывали случаи, когда в рецепт доктор вкладывал деньги, необходимые для покупки лекарства.

Папа Иоанн Павел II на мессе его канонизации сказал: «Профессиональное мастерство сочеталось в нем с человеческим теплом и ярким свидетельством веры». Эти слова как нельзя лучше характеризуют доктора и объясняют народную любовь к нему.

Последний день «святого доктора из Неаполя», как его называли уже при жизни, прошел как обычно. Утренняя месса, обход в больнице, лаборатория, прием пациентов. К вечеру он сильно устал и прилег отдохнуть. Его нашли в кресле со спокойным выражением лица и скрещенными на груди руками. Причина смерти так и не была установлена. Это могло быть и переутомление, годами истощавшее организм, и кровоизлияние в мозг, от которого умирали многие представители семьи Москати. Великому врачу было всего сорок семь лет и его смерть стала большой неожиданностью для родственников и коллег.

Провожать доктора в последний путь вышел весь Неаполь. И практически сразу начались разговоры о причислении его к лику святых. Довольно быстро появились свидетельства об исцелениях по его заступничеству. Из-за войны процесс был приостановлена и Джузеппе Москати был причислен к лику блаженных только в 1975 году

Чудом необходимым для канонизации стало исцелении молодого человека от лейкимии. Во время молитвы мать юноши увидела человека в белом халате. Она узнала его по фотографии.

Надо сказать, что исцеления по заступничеству неаполитанского врача происходят до сих пор. Их регистрируют в церкви Джезу Нуово в Неаполе, где покоится тело Москати.

25 октября 1987 года папа Иоанн Павел II причислил Москати к лику святых. Произошло это во время Генеральной ассамблеи епископов в Риме, на которой обсуждались миссия и призвания мирян.

Анна Гольдина

Календарь святых францисканцев-мирян

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *