• Российская францисканская община рада приветствовать вас!

    На нашем портале вы сможете познакомиться со святым Франциском Ассизским и основанным им в 1209 году монашеским орденом, с францисканской духовностью, с историей и деятельностью францисканцев в России.

Братство с природой

В 1979 году Папа Иоанн Павел II провозгласил св. Франциска Ассизского покровителем всех, чья деятельность так или иначе связана с экологией.

Специальное Апостольское послание Папы открывается словами: «Среди святых и выдающихся людей, которые считали природу предивным даром Божиим для людей, заслуженно упоминается св. Франциск. Он особенным образом воспринимал все создания Творца».

Стоит, однако, заметить, что не только Католическая Церковь, но и многочисленные экологические движения, представляющие самые различные мировоззрения и взгляды, ставят себе в пример средневекового католического монаха, жившего почти восемь веков назад в Умбрии. Можно задать вопрос: в чем же, собственно, заключается эта особенность восприятия им природы? И что «может предложить» современному миру Ассизский Бедняк?

В последнее время об отношении Франциска к природе говорится достаточно много. Нередко можно услышать мнение, что сегодняшний мир, оглушенный звоном монет и ослепленный погоней за успехом, мир, находящийся на грани самоуничтожения, сегодня особым образом нуждается во Франциске Ассизском. Его любовь ко всему сотворенному миру, а прежде всего — к Творцу, сейчас становится знамением времени, набатным зовом.

Тем не менее, мы все еще мало знаем святого Франциска. Он нередко становится героем полумифических легенд, вызывающих не более чем улыбку умиления: проповедование птицам, сочувствие ягнятам, благоговейное отношение к огню и воде — что это, если не наивный средневековый сентиментализм? Можно подумать, что необычность восприятия природы этим святым — всего лишь «романтическое сюсюканье» над цветочками и червячками.

Но так ли это на самом деле? Чтобы добраться до истины, лучше всего работать с первоисточниками. В данном случае это — так называемые Fontes Franciscani («Истоки францисканства»), то есть, составленный в XIII-XIV в. сборник биографий и свидетельств первых последователей св. Франциска. К сожалению, этот фундаментальный труд почти недоступен сегодня широкому кругу читателей в России. Итак, что могут поведать нам эти латинские письмена о тайнах отношения св. Франциска к природе? Ниже освещены лишь некоторые из них.

Пожалуй, самым ярким выражением полного любви отношения к природе, и вместе с тем глубоко религиозного взгляда этого святого на окружающий мир является сочиненная им «Песнь благодарения во всех творениях Божиих», называемая также «Гимном брату Солнцу». Первые духовные братья св. Франциска о создании этого гимна написали в «Ассизском сборнике» (Compilatio Assisiensis) следующее: «Помня о многочисленных утешениях, полученных и получаемых от созданий Божиих, незадолго до своей смерти Франциск составил Похвалы Господа в Его творениях, чтобы побудить сердца слушающих к поклонению Богу, чтобы Господь был прославляем во всех Своих созданиях».

Чем же, по мнению первых францисканских биографов, был для святого Франциска сотворенный мир? Прежде всего — чистейшим зерцалом благости Бога, сотворившего все из любви. Франциск открыл для себя новую действительность окружающего мира: в каждом творении Бог являет миру самого Себя (как проявляет себя художник в своих произведениях). Святой видел в каждом создании не только «отпечатки» Высшего Блага. «В каждом творении он видел благость Божию, излившуюся на него, и впитывал эту благость с величайшей любовью и благоговением, словно ручьи, вытекающие из одного источника», — писал св. Бонавентура в «Пространном житии» (Legenda maior).

Конечно же, мир, являющийся результатом действия этой всемогущей благости, не может быть плохим. И Франциск воспринимал его как действительность позитивную, где каждое творение — благодаря уже самому факту своего существования — возносит хвалу Богу. Доказательством того, что все творения Божий — добрые и хорошие, является их естественная красота. Тогда, когда представители распространенного в то время в Европе движения катаров провозглашали окружающий мир порождением сатаны, Франциск видел в солнце символ величия и силы Бога, луну и звезды называл светлыми, ценными и прекрасными, а воду — чистым, смиренным и крайне полезным творением Божиим.

Итак, окружающий мир не только не мешал Франциску в его стремлении к совершенству, но напротив — сопровождая его в этом нелегком пути, он помогал приблизиться к Всевышнему и был источником созерцания: «В красивом он видел Прекраснейшего, по следам, запечатленным в вещах, держал пути Его, всюду находил Желанного, из всякой твари делая себе ступень лестницы, по которой восходил, чтобы встретить предпочтённого всем Возлюбленного» (Legenda maior).

Очень важно, что в этом восхождении Франциск относился к самому себе как к одному из творений, отнюдь не ставя себя на вершине иерархической пирамиды сотворенного мира. Свое место среди всех остальных творений Божиих он видел как место одного из членов большой семьи, называемой Вселенной, отцом и главой которой является сам Бог. Поэтому Франциск не мог чувствовать себя «царем и властелином» по отношению к другим созданиям Божиим: солнце и луна, огонь и ветер, звезды и вода стали для него братьями и сестрами.

Но это братское отношение не имело ничего общего с мистификацией. Франциск никогда не приписывал ни одному творению каких-то таинственных сил. Солнце оставалось для него солнцем, огонь — огнем, а вода — водой. Называя их братьями, Франциск лишь подчеркивал этим факт, что они были созданы Богом в результате того же творческого процесса, что и человек.

Братское отношение святого к природе не оставалось лишь теорией, но находило свое выражение в жизни Брата всех творений: «Облекшись в дух милосердия и исполнившись любви, испытывал он сострадание не только к людям, терпящим какую-либо нужду, но и к немым тварям, и даже к птицам и ползучим гадам, ко всякой твари, как наделенной чувствами, так и бесчувственной… Всех вообще тварей, но особенно тех, в которых он мог найти какое-либо аллегорическое сходство с Сыном Божиим, он всегда охотно принимал и отличал задушевной любовью» (Фома Челанский, «Первое житие» — Vita prima).

Франциску была чужда какая бы то ни было форма доминирования, корыстолюбия, эгоизма и расчетливости. Он не только напоминал всем вокруг, что Божьи создания «каждый день служат нашим потребностям и без них мы не можем жить, и в них род человеческий чрезвычайно оскорбляет Творца»6, но и за каждое из них чувствовал ответственность старшего брата. «Душа Франциска была исполнена такой жалости и сочувствия к ним, что он возмущался каждый раз, когда видел, что кто-то обходится с ними жестоко» («Ассизский сборник», 83).

Проповедовавший птицам святой прекрасно понимал, что «крылатые братья» нуждаются не только в красивых словах, но и в обыкновенной пище. Поэтому он с радостью делился с ними своей едой и даже мечтал при встрече с императором просить его издать письменный указ, «чтобы властители городов, замков и деревень были обязаны побуждать людей на Рождество рассыпать на дорогах, ведущих к городам и замкам, пшеницу и другое зерно, чтобы в это великое торжество птицам было что есть. И каждый человек должен в эту ночь давать достаточно корма для братьев волов и ослов» («Ассизский сборник», 14).

Кроме того, Франциск всегда старался сделать все от него зависящее, чтобы каждое творение Божие могло существовать в согласии с тем, для чего существует. «Братьям дровосекам он запрещал рубить дерево целиком, чтобы у него была надежда вырасти снова. Садовнику велел оставлять вокруг огорода необработанную часть земли, чтобы на ней в свое время зелень трав и красота цветов возвещали об Отце всего прекрасного. В саду распорядился оставить полосу для душистых трав и цветов, чтобы тем, кто смотрит на них, они напоминали о вечной благости. Червяков он убирал с тропинки, чтобы их не растоптали, а пчелам в ульи приказывал вкладывать мед и лучшее вино, чтобы во время зимних морозов они не погибли от голода» (Фома Челанский, «Второе житие» — Vita secunda). «То же чувство любви и сострадания испытывал он в отношении рыб, которых, если была у него такая возможность, выпускал живыми в реку, наставляя их остерегаться и не попадаться в другой раз в руки рыболовов» («Первое житие», 61). К огню же Человек Божий испытывал такое благоговейное отношение, что не только никогда не гасил свечей и лампад, но даже однажды не хотел согласиться, чтобы братья потушили его загоревшуюся рясу.

Тем не менее, отношение Франциска к природе отнюдь не было продиктовано платонизмом или романтическим гуманизмом. Ведь он был человеком, которому не чуждо ничто человеческое. К примеру, он проклял свинью, загрызшую «ни в чем не повинного» новорожденного ягненка, и не испытывал жалости к саранче и гусеницам, изгоняя их из садов и полей. В качестве дани за Порциунколу братья, по распоряжению Франциска, ежегодно приносили монахам бенедиктинского аббатства на горе Субазио корзину рыб. Сохранились свидетельства о том, что Франциск — хотя очень редко — ел мясо и рыбу. Он сам и его первые собратья, чтобы согреться зимой, использовали шкуры зверей. Таким образом, Франциск не отказывался полностью от данного Богом каждому человеку права владычествовать и пользоваться тем, что создал Творец (ср. Быт 1, 26), но стремился никогда не злоупотреблять этим правом.

Контраст между св. Франциском и нашим современным миром огромен. Мы смотрим на Бога, на мир и на самих себя по-другому. И, тем не менее, по сей день отношение Ассизского Бедняка к природе является достойным ответом на обвинения, иногда выдвигаемые против христианства, в бездумном эксплуатировании и уничтожении природы под прикрытием полученного от Бога права «властвования над миром». Св. Франциск показывает нам, как может подходить к окружающему миру человек, стремящийся быть настоящим христианином. Глядя на покровителя экологов, можно понять, что девиз христианской экологии должен звучать: «Любить и заботиться о каждом творении Божием — наших братьях и сестрах», а не просто: «Охранять природу, чтобы не погибнуть самим». Для всех людей отношение Франциска к природе — это призвание к тому, чтобы в беготне и суматохе задержаться хотя бы на миг и подумать: что мы делаем и куда направляемся?

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *